ШКОЛЬНОЕ УЧЕНИЧЕСКОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ


о проекте


события


книги


статьи


разработки


документы


дискуссии


адреса


 

 

Статьи о школьном ученическом самоуправлении

Д.В.Рогаткин. Опыт участия обучающихся в управлении образовательными учреждениями на примере деятельности Петрозаводской городской детской общественной организации Юниорский Союз 'Дорога'. Выступление в Законодательном Собрании Карелии.

 

Добрый день! Одной из главных целей нашей организации является подготовка ребят к жизни в обществе. Это возможно сделать только в том случае, если ребята будут включаться в реальную гражданскую практику. Возможности школьного самоуправления в этом отношении весьма велики. Ведь если ребенок участвует в управлении своим образовательным учреждением, пытается улучшать жизнь своей школы, то это является для него колоссальным опытом.

Несколько лет назад, приступая к работе по поддержке школьного ученического самоуправления, мы познакомились с литературой по этой теме. И обнаружили бесконечные дискуссии о том, чем отличается самоуправление от соуправления и других отвлеченных материях. А на практике мы увидели, что ученическое самоуправление в большинстве случаев сводится к созданию в школах 'актива', который занимается проведением массовых мероприятий.

Когда мы открыли Закон 'Об образовании', то увидели, что ученики, родители и педагоги имеют право на участие в управлении образовательным учреждением. Это право они могут реализовать только через самоуправление. А формами самоуправления могут быть педагогические, родительские и иные советы - закон содержит открытый список. Таким образом, ученическое самоуправление - это и есть тот самый механизм, который позволяет ученикам реализовать свое право на участие в управлении образовательным учреждением.

Ну, а раз так, - подумали мы, - значит, у органов ученического самоуправления должны быть некие полномочия. Следовательно, нужно определить, какие вопросы в школе не могут быть решены без учета мнения учеников. На этот счет наше законодательство говорит, что полномочия органов самоуправления должны быть прописаны в Уставе школы. Это означает, что можно написать замечательный устав, прописать в нём прекрасную систему самоуправления, благодаря которой ученики, педагоги и родители смогут реально участвовать в управлении своей школой. Закон это позволяет. Вопрос только в том, почему этого нет?

В научно-педагогической среде есть две точки зрения. Первая заключается в том, что все необходимые нормы в законодательстве уже есть, и остается только вести грамотную управленческую работу. Другая точка зрения говорит: нет, в законодательстве нужно прописать все детально, потому что пока механизм школьного самоуправления не будет детально прописан, большинство школ так и не начнет его выстраивать.

Наверное, и та, и другая точка зрения имеют право на существование. Но нужно учитывать, что есть три фактора, которые влияют на развитие общественного участия в жизни школы.

Первый фактор - это законодательство. Сейчас оно позволяет развивать самоуправление, но в равной степени позволяет свести его к простой формальности.

Второй фактор - это политика. Если бы проводилась целенаправленная политика по развитию общественно-государственного управления в образовании, наверное, все было бы хорошо и при существующем на сегодняшний день законодательстве. Но такой политики нет.

И третий фактор - это культура. Обладая определенным уровнем демократической культуры, имея осознанную потребность участвовать в организации своей жизни, родители, педагоги и ученики смогли бы создать систему общественного участия в делах школы даже без указаний сверху. Но формирование демократической культуры - это очень долгий процесс, поэтому пока рассчитывать исключительно на 'инициативу снизу' не приходится.

Все эти три фактора нужно учитывать. Принятие даже самого хорошего закона без параллельных действий по активизации двух других факторов - политики и культуры - проблемы не решит. Закон, который обязывает школу создавать действенные механизмы самоуправления, безусловно, нужен. Это закон должен блокировать принятие в школе определенных решений, если эти решения не поддержаны участниками образовательного процесса, представителями общественности. И нужно добиваться выполнения этого закона, в том числе предоставить школе поддержку в его реализации (фактор политики), а также работать над формированием навыков участия людей в делах школы (уровень культуры). Этот процесс не даст быстрых результатов, но он необходим.

Теперь вернёмся к опыту нашей работы. Естественно, мы, как общественная организация, не могли школам ничего приказать. Единственное, что мы могли сделать - это обучить школьных активистов. А они пытались в диалоге со своей школьной администрацией определить, в каком виде будет существовать ученическое самоуправление в их школе. К чему привели эти усилия? К тому, что даже если и удавалось подготовить команду активных ребят, то это отнюдь не всегда приводило к позитивным результатам на практике, потому что в школьном процессе участвуют разные субъекты. Администрация школы может быть демократической, а может быть и авторитарной. Мы были свидетелями случаев, когда директор, практически не глядя, подписывал положение об ученическом совете, в котором ученическому совету предоставлялись просто наполеоновские полномочия. Почему так происходило? Да потому что на тот момент администрация города сказала: 'Ребята, мы будем это делать'.

Были и другие школы, которые говорили ученикам-активистам: 'Что вы там проводите? КВН? У нас лицей, а в лицее главное - это учеба. Никаких КВНов у нас не будет'. Даже безобидная инициатива ребят, которая не посягает на права администрации, и то встретила сопротивление. Это значит, что нужна отдельная работа по развитию демократической культуры школьных управленцев.

Одна из интересных вещей, которые нам удалось апробировать - это создание в структуре ученического самоуправления детских правозащитных приёмных. Этот пример наглядно показывает значение законодательства. Мы открыли Закон 'Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации' и увидели, что в этом законе прописаны очень интересные нормы. Оказывается, ученики могут участвовать в дисциплинарном расследовании по фактам нарушения прав ребенка в школе. В случае нарушения его прав, ребенок может обратиться за защитой к своим 'выборным представителям'. А орган ученического самоуправления - это и есть выборные представители обучающихся. По их просьбе администрация школы должна назначить дисциплинарное расследование и при этом включить в комиссию представителей ученического совета.

Второе, что там написано - ученики имеют право проводить на территории школы собрания и даже митинги по вопросам защиты своих нарушенных прав. Мы активно популяризируем этот закон, но ни одного подобного митинга в школе мы пока не видели. Это значит, что все опасения о том, что 'мы пропишем и начнется хаос', просто безосновательны. Зато благодаря тому, что такие нормы существуют, администрации школы уже не могли запретить ученическим советам заниматься защитой прав учеников. Они приходили и говорили: 'Извините, есть такой закон. Эти полномочия у нас есть по закону'. Поэтому система школьного самоуправления может эффективно работать как правозащитная структура. Подробно наш опыт описан в нескольких книжках, тексты которых доступны на веб-сайте нашей организации: http://doroga.karelia.ru

Школа, которая хочет развивать общественно-государственное управление, нуждается в новых социальных технологиях. Этими технологиями обладают общественные организации. Мы столкнулись с тем, что пока заказа со стороны школы на эти технологии нет. Мы можем научить старшеклассников создавать правозащитные приемные, школьные службы примирения, ученические советы. Но проходит два года, эти ребята уходят из школы, и работа на этом заканчивается. Так будет происходить, пока школа не будет заинтересована в том, чтобы развивать ученическое самоуправление системно.

Но мы, как общественная организация, стремимся постоянно предлагать школам новые формы работы. Без поиска новых форм дело просто вязнет в болоте. В прошлом году мы предложили школьным активистам Петрозаводска поучаствовать в конкурсе школьных социальных проектов. Мы исходим из того, что есть процесс включения ребят в принятие школьных решений на уровне школьной политики, а есть процесс включения ребят в организацию школьной жизни. Мы склонны к тому, чтобы все это считать системой школьного самоуправления. Вы знаете, что есть российский проект 'Гражданин', в котором дети пытаются разрабатывать проекты, направленные на местное сообщество. А мы предложили ребятам создать и осуществить проекты, направленные на демократизацию жизни школы.

Мы попросили у городского отдела по делам молодежи 15 тысяч рублей и сказали: 'Ребята, вы можете написать небольшие проекты на 2-3 месяца, которые бы реально привели к маленьким позитивным изменениям в школьной жизни и получить на эти проекты скромную финансовую поддержку'. Получились достаточно интересные проекты. Например, активисты 39 школы написали проект по созданию школьного правового радио. Они рассуждали так: 'Часто мы не знаем, какие у нас есть права, что можно, а что нельзя, как правильно поступить в конфликтных ситуациях. Писать об этом бесполезно, потому что школьники газет не читают, а вот давайте-ка мы радио сделаем. Нам нужно 800 рублей на то, чтобы купить динамики, и, собственно говоря, все. Журналисты у нас есть - родители, которые нас научат. Передачи мы готовы делать сами. Педагоги-консультанты у нас есть'. И они сделали такой проект. 800 рублей может найти любая школа. Это не столь затратно, чтобы говорить, что это невозможно.

Одна из школ вообще восхитила нас, потому что она сделала проект, который должен был убедить администрацию школы и родителей в том, что расходование средств из родительского фонда должно вестись с учетом мнения учеников. Они поставили при этом две проблемы: одна проблема, чтобы эти деньги действительно расходовались с учетом мнения учеников, а вторая - чтобы с помощью этого побудить родителей помогать школе финансами. Они абсолютно правы, потому что пока те же самые родители не будут понимать, на что они сдают деньги, не будут уверены в том, что эти деньги действительно идут на нужды детей, они сдавать их никогда не будут. И вот они попытались вместе с администрацией, с родителями об этом разговаривать, разрабатывали проект положения о расходовании средств родительского фонда, и так далее.

То есть, оказывается, если подобрать интересные технологии, то ученики способны внести свой вклад в обустройство жизни в школе. Часто мы слышим от школьных администраторов: 'У нас дети - все пассивные'. Да, у нас много детей пассивных. И мы не говорим, что как только мы создадим какую-то форму самоуправления, то все дети у нас станут активными. Было бы наивно так думать. Но дело в том, что пока реальных механизмов самоуправления не появится, детям учиться быть активными будет попросту негде. Они станут участниками школьной жизни тогда, когда увидят, что с ними советуются, к их мнению прислушиваются, от них что-то зависит. И тогда, постепенно, они поймут, зачем им нужно участвовать в работе школьного самоуправления.

Я считаю, что сейчас идеальной конструкцией была бы такая: школа определяет круг вопросов, которые она не решает без учета мнения учеников. Например, назначение классных руководителей и другие вопросы, решение которых не зависит от финансов. Мы исходим из того, что ученики имеют право участвовать в решении всех вопросов, которые отражаются на их жизни в школе. И каждый раз, когда нужно решить эти вопросы, администрация школы приглашает ученический совет и интересуется его позицией. А если к согласию не пришли - выносим вопрос на рассмотрение общешкольных органов самоуправления. Постепенно ученики поймут, как выборы в ученический совет отражаются на их жизни. Научатся выбирать. Научатся отстаивать свои интересы. Научатся компромиссам. Это будет хорошим опытом демократического участия.

В этом отношении интересен опыт Германии. Там полномочия учеников по участию в управлении школой расширяются по достижении определенного возраста. Мы же понимаем, что человек способен реализовать свои права в полном объёме не с младенчества. И когда мы оперируем нормой закона 'Об образовании' о том, что у учеников есть право участвовать в управлении школой, то мы понимаем, что первоклассник и одиннадцатиклассник должны обладать разным объемом этих прав. Например, когда ученик германской школы достигает возраста 18 лет, он получает право через своих выборных представителей участвовать в решении финансовых вопросов школы, потому что он уже совершеннолетний. Определение объема полномочий по участию в управлении школой в зависимости от возраста - это, наверное, тоже интересная тема для размышлений в плане совершенствования законодательства. Спасибо!

 

Благодарим аппарат Законодательного Собрания Республики Карелия

за предоставленную стенограмму.

 

Рассылки Subscribe.Ru

Школьное ученическое самоуправление

 

 

Юниорский союз "Дорога", 2003-2006

doroga@karelia.ru